Версия для слабовидящих
RuEn
Справочная университета
+7 (495) 609-67-00

Медицинская газета, №58, 6.8.2008

Медицинская газета, №58, 6.8.2008

Авторитетное мнение

ОБЛАСТНЫЕ БОЛЬНИЦЫ ДОЛЖНЫ СТАТЬ УНИВЕРСИТЕТСКИМИ КЛИНИКАМИ
f.jpg 
Так считает президент Московского государственного медико-стоматологического университета Николай ЮЩУК
 

В гостях у «Медицинской газеты» побывал президент Московского государственного медико-стоматологического университета академик РАМН Николай ЮЩУК. В неформальной обстановке, за чашкой чая, он встретился с журналистами. Как сказал главный редактор «МГ» Андрей Полторак, представлять Николая Дмитриевича коллективу редакции необходимости нет. Это давний друг и активный автор нашей газеты, человек открытый, готовый идти на контакт с прессой, отвечать на самые острые вопросы. Он известный ученый-инфекционист, внесший большой вклад в разработку патогенетических методов лечения наиболее распространенных инфекционных болезней. А еще его очень любят студенты. Те журналисты, которые бывали на выпусках МГМСУ, хорошо знают, какими овациями его там встречают.

- По большому счету, я в жизни однолюб, и с юности для меня существует только одно профессиональное врачебное издание - «Медицинская газета», - говорит академик Н.Ющук. - Поэтому ревностно воспринимаю, если какая-либо другая газета пытается с ней конкурировать. Ведь «МГ» должна быть лучшей! И я искренне рад, что наш университет так активно сотрудничает с «Медицинской газетой», особенно в подготовке материалов для рубрики «Конспект врача». Несколько лет назад был период, когда газета стала суховатой и менее интересной, но сейчас вы сумели повернуться к читателям, сделать издание нужным и полезным для всех российских врачей. В газете присутствуют критические материалы, но очень важно, что это конструктивная критика, и вы не ввязываетесь в бесперспективную борьбу, в которой не может быть победителей. В качестве пожелания хотел бы предложить собирать «круглые столы» ректоров и президентов медицинских вузов по проблемам реформы высшей школы, единого государственного экзамена, перехода к новой организационно-правовой форме вузов - автономным некоммерческим учреждениям.

- Можно ли утверждать, что медицинские вузы не будут работать по двухступенчатой системе обучения - «бакалавр - магистр»?

- Да, в Москве, в том числе и в нашем университете, недавно прошли представительные международные конгрессы под эгидой ВОЗ и Всемирной федерации медицинского образования, которые показали, что не все положения Болон-ской декларации приемлемы для медицинского образования, прежде всего это касается двухступенчатой системы подготовки. Ведь трудно представить себе врача с трехгодичным образованием. Вряд ли такой «специалист» будет востребован практическим здравоохранением и найдет работу. Поэтому была понятна обеспокоенность ректоров российских медицинских вузов и руководителей Минздрав-соцразивития России, которые с самого начала выступили против бакалавриата в медицине. Он может быть в фармации, экономике здравоохранения, но врача как специалиста нужно готовить 6 лет. Сегодня это закреплено законодательно.

- Не кажется ли вам, что увлечение тестированием при контроле знаний студентов разрушает их логику?

- Всему должно быть свое место. Никто ведь не заставляет строить обучение только на одном тестировании. Оно имеет право на существование на определенном этапе процесса обучения, когда надо проверить базовые знания, степень освоения материала после определенного цикла занятий. Конечно, заменить тестированием живую беседу преподавателя и студента невозможно. Врача можно научить только у постели больного - это аксиома медицинского образования. Тестирование - лишь один из элементов контроля усвоения материала, но основное - это беседа с преподавателем и контроль освоения практических навыков, где студент может показать свою логику, основы клинического мышления.

К сожалению, преподаватели медицинских вузов часто просто натаскивают ребят, подталкивают их к зазубриванию. А ведь есть целый ряд педагогических приемов, помогающих научить ребят мыслить. Врачи часто воспринимают педагогику в штыки. Но когда приобретаешь определенный опыт преподавателя, то понимаешь, насколько важна педагогика. Горжусь тем, что моим учителем был академик РАМН Валентин Иванович Покровский, и я всегда старался учить студентов так, как сам учился у него.

Современный студент может прочитать в Интернете то, что преподавателю еще неизвестно. Президент России справедливо считает, что чиновники должны владеть компьютером. Но к преподавателям, на мой взгляд, это относится не в меньшей степени. 

- Больная и нерешаемая проблема для медицинских вузов -это клинические базы...

- Да, это постоянный камень преткновения. Можно только порадоваться за Московскую медицинскую академию им. И.М.Сеченова, Иркутский, Самарский, Саратовский, Казанский медицинские университеты, которые имеют собственные клиники. Но большинство российских медицинских вузов этим похвастать не могут. Хотя практически все признают огромный вклад, который вносят кафедральные коллективы в качество лечебного процесса, кафедры на базе муниципальных и областных больниц часто чувствуют себя как бедные родственники, ненужные медицинским учреждениям. Конечно, есть и обратные примеры, но во многом положение определяется личными взаимоотношениями руководителей кафедр и главных врачей больниц. А ведь весь мир работает по другой, гораздо более разумной системе, в западных странах в состав университетов входят научно-исследовательские институты, клиники, оснащенные самым высокотехнологичным оборудованием. Там проводятся самые сложные операции, разрабатываются и внедряются современные медицинские технологии, которым учат студентов и молодых врачей. То есть соблюдается классическая триада медицинского образования - единство обучения, науки и лечения больных. Кто-то может посчитать это крамольной мыслью, но я считаю, что областные больницы необходимо сейчас передать медицинским вузам и превратить их в университетские клиники. Возможно, даже реформирование здравоохранения должно идти таким путем. Если мы хотим его модернизировать, то необходимо начать именно с вузов, ведь кадры, как известно, решают всё.

Наш университет благодаря поддержке руководства страны сейчас строит свою клиническую базу -университетскую клинику на 600 коек. На нее выделено около 9 млрд руб. из федерального бюджета. Конечно, далеко не все медицинские вузы могут последовать нашему примеру, поэтому, если подходить по-государственному, то лучшим выходом из ситуации была бы передача областных больниц в ведение медицинских вузов. Думаю, на это рано или поздно придется пойти, потому что другим путем в масштабах страны эту проблему не решить.

- Николай Дмитриевич, в прошлом году вы стали одним из первых в России президентом медицинского вуза. Что это дало университету, не привело ли к двоевластию?

- Это хорошее нововведение, закрепленное новой редакцией Федерального закона «О высшем и послевузовском профессиональном образовании». Я принял для себя осознанное решение стать президентом университета, хотя имел реальную возможность остаться на должности ректора. Пришел к выводу, что смогу больше сделать для своего вуза, если буду работать в паре с человеком молодым, энергичным, преданным делу. И я не секунды не жалею, что рекомендовал на должность ректора МГМСУ профессора Олега Янушевича, который в течение 6 лет работал проректором вуза, мы вместе с ним прошли через самые тяжелые времена. Я благодарю бога, что у нас с Олегом Олеговичем сложились идеальные взаимоотношения, основанные на полном доверии. Он хорошо знает университет, это человек, который готов пожертвовать собой, своим временем ради интересов вуза. Ведь ректорство - тяжелый хлеб, прекрасно знаю это по себе. Поэтому передача части полномочий ректора вуза президенту вполне оправдана. Согласно Закону о высшем образовании, президент участвует в разработке концепции развития вуза, представляет вуз в отношениях с государственными органами и общественными организациями, руководит комиссией по кадровой политике. При нормальных отношениях ректора и президента, при их общей заинтересованности в работе вуза, а не при выяснении вопроса, кто из них главнее, это идеальная система. Например, Олег Олегович вчера принимал участие в важной научно-практической конференции, а я решал вопросы материально-технического обеспечения в мэрии Москвы.

В конечном итоге всё зависит от этих двух людей - президента и ректора вуза, это должны быть люди, преданные университету, преданные медицине. Чтобы не было двоевластия, необходимо понимать, что ректор - основная фигура в вузе, он несет юридическую ответственность за работу образовательного учреждения, но ответственность перед коллективом и учредителями вуза он разделяет с президентом - как правило, человеком с большим организаторским и административным опытом, которому не надо ждать указаний от ректора, что ему делать. Президент должен видеть проблемы вуза и активно «впрягаться» в их решение, обозначить перед ректором те «болевые точки», которые могут появиться в будущем. Конечно, всю свою деятельность ректору и президенту необходимо обсуждать и согласовывать. А еще каждый ректор должен понимать, что, возможно, и он станет президентом, и к нему отнесутся точно так же, как относится он к своему предшественнику. Такова жизнь.

- В этом году прием в ваш вуз впервые полностью проходил по результатам ЕГЭ. Как бы вы оценили это нововведение?

- Да, мы полностью выполнили требование Минобрнауки России, и теперь всех студентов зачисляем по системе ЕГЭ, но однозначного отношения к ней нет. В начале 90-х годов, будучи проректором вуза, я после стажировки в США написал в Минздрав России докладную записку об американской системе приема экзаменов в медицинские вузы - в едином центре, по единой программе, по единым правилам. Эта система, функционирующая независимо от самих вузов, более разумна, а ЕГЭ имеет свои плюсы и минусы. С одной стороны, вузам не надо создавать экзаменационную комиссию, отпадают все потенциальные обвинения в каких-то злоупотреблениях с их стороны при приеме. Но в то же время мы можем набрать случайных людей, ведь высокие баллы ЕГЭ не гарантируют, что человек готов работать врачом. И об общем уровне подготовки по ним можно судить далеко не всегда - из ряда регионов нам подали заявления абитуриенты с ЕГЭ по 100 баллов, которые делают при этом грубые грамматические ошибки....

Молодому человеку, желающему стать врачом, надо быть преданным медицине, любить ее, а не рассматривать ее как бизнес - для этого есть другие специальности. Было бы лучше отбирать будущих студентов, помимо ЕГЭ, через собеседование. Очень жаль, что при приеме теперь не учитываются ни участие в олимпиадах, ни учеба в медицинских классах, откуда к нам поступали наиболее мотивированные студенты. Есть и более простое решение, которое я недавно предложил на встрече с министром образования и науки РФ Андреем Фурсенко и даже выразил готовность сделать наш университет пилотной площадкой. Речь идет о том, чтобы на 200 мест принимать 250 абитуриентов, и по результатам сдачи экзаменов на первом курсе оставить лучших. Министр обещал подумать над этим предложением.

- Что представляют собой сегодняшние студенты?

- Они более целеустремленные, более прагматичные, чем представители нашего поколения, верившие в то, что в 1980 г., как было обещано партией, мы будем жить при коммунизме. Нынешние студенты гораздо более продвинуты в овладении техникой, более информированы, большинство из них водят машину, чего в наши студенческие годы, конечно, не было. Но зато они меньше нас читают, им не хватает человеческого душевного общения, чувства коллективизма. У них нет таких диспутов, в которых участвовали люди нашего поколения, хотя в этом виноваты и мы, преподаватели вузов. Впрочем, это не мешает мне любить студентов, ведь в большинстве своем они люди хорошие и добросовестные, всё больше понимающие, что им нужны качественные знания. Известно, как трудно учиться в медицинском вузе, особенно тем, кто приехал из провинции по целевому набору. Недостатки в своей довузовской подготовке они преодолевают трудом и упорством, занимаются наравне с москвичами, а подчас и лучше.

- Сейчас всё чаще говорят о необходимости вернуться к государственному распределению выпускников медицинских вузов, обучающихся на бюджетной основе.

- Я считаю, что если человек 6 лет обучался за государственный счет, то он должен отработать по крайней мере 3 года там, где это необходимо государству, или вернуть ему деньги, затраченные на обучение. Это было бы справедливым. А пока получается так, что далеко не все выпускники медицинских вузов становятся врачами. Сейчас почти все родители хотят, чтобы их дети получили высшее образование. И это можно понять. Но всё же надо создавать такие условия, чтобы человек зарабатывал достойно и не имея высшего образования. Тогда, возможно, сократится число обучающихся в вузах случайных людей.

- В медицинских вузах резко сократили число военных кафедр, и теперь выпускников призывают в армию.

- Я уверен, что военные кафедры должны быть во всех медицинских вузах. Врачи - люди военнообязанные, и знания по военной медицине им просто необходимы. Понимаю, что сокращение военных кафедр и призыв абитуриентов на военную службу - мера вынужденная, но решать эту проблему всё же надо было иным путем.

- Сейчас разгар лета, поэтому уместно спросить о летней студенческой практике.

-Тоже очень больной вопрос... Я помню свою студенческую практику, одну из которых проходил в маленьком белорусском городке, хотя обучался и успешно окончил Иркутский мединститут. Будучи студентами, мы уже работал практически как врачи, нам даже доверяли несложные операции. Сейчас, к сожалению, в больницах смотрят на студентов как на обузу и не всегда знают, чем их занять. Мы направляем студентов на практику в районные больницы Московской и Владимирской областей за деньги вуза, но было бы лучше ввести ее целевое финансирование на уровне министерства. И проходить практику надо не в Москве, а в ближайших областях, работы для студентов там достаточно!

Подготовил Фёдор СМИРНОВ.

 Медицинская газета, №58, 6.8.2008